ОКУНЬ

Герой одного популярного фильма, тоскуя в своем эмигрантском далеке, признается вдруг, что больше всего на свете ему хотелось бы оказаться сейчас на берегу реки и «поймать обыкновенного русского окунька».

Окунь и впрямь рыба свойская, бесхитростная и, слава Богу, еще встречающаяся у нас повсеместно. Он да еще карась с плотвой во многих оскудевших рыбными запасами местах только и остались на радость местным удильщикам.

Окуневый портрет настолько выразителен, ярок красками пурпурных плавников, зеленовато-золотистой чешуи, что даже дети узнают его безошибочно. Не случайно в школьном учебнике по биологии рассказ о рыбах начинается с окуня. Он разобран тут буквально по косточкам. Правда, о повадках, образе жизни сказано мало. Окунь — одна из тех рыб, с которыми юные рыболовы знакомятся раньше других, едва забросив удочку в пруд или озеро. На крючок он идет легко, даже весело. Остается только удивляться, как это в наших водоемах не переловили всех окуней подчистую? И икринок окунихи выметывают отнюдь не рекордное количество — до 300 тысяч, и растет окунь сравнительно медленно. Правда, уже на втором году жизни становится половозрелым, готовым к продолжению рода. Это да еще способность вести активный образ жизни круглый год, даже под толщей льда и снега, вероятно, и спасают популяцию.

Даже мелкий, в полтора пальца длиной, окунь уже выказывает свою хищную натуру, нападая на мальков. А матерый, которого рыболовы почтительно именуют лаптем, горбачем за характерную сутулость, устраивает настоящие побоища в стаях мелюзги. Впрочем, в касте пресноводных хищников окунь занимает лишь одну из нижних ступенек, значительно уступая в размерах судаку, щуке, налиму.

Предельный вес окуня колеблется где-то около трех килограммов. Во всяком случае, рекорды европейских стран не превышают этой отметки (Австрия — 3 кг, Польша — 2,64 кг, Швейцария — 2,9 кг). В нашей стране, где конкурсы среди рыболовов начали проводить не так давно, рекорды поскромнее. Рекордный окунь 1985 года был пойман на Урале в Рефтинском водохранилище — 1,53 кг. Вытянул его удачливый рыболов из лунки на леске толщиной всего 0,13 мм! Пять лет спустя «рекордсмен» был уже повесомее: рязанскому любителю на озере Черненьком удалось поймать на жерлицу окуня весом 2,15 кг. Так что своего последнего слова российские удильщики еще не сказали. Будем ждать новых вестей с водоемов.

Стука весел о лодку, шума на берегу окунь не боится. Он, как и щука, жаден, прожорлив, отчаянно храбр. Если хватает наживку, то уж основательно, так, что крючок потом удается извлечь с большим трудом. Поплавок топит резко, с ходу. Одним словом, идеальный объект для ужения. Но все же у окуня, как и у любой другой рыбы, есть свои секреты. Разгадать их, оказавшись на неизвестном тебе водоеме, без подсказки местных рыбаков бывает затруднительно.

Однажды случилось мне рыбачить несколько недель лета на реке в Тамбовской области. Я долго не мог понять, куда исчезают к полудню ненасытные, азартно хватающие наживку здешние окуни. Где прячутся они в знойный полдень? В ямах? В зарослях кувшинки? Урок наблюдательности преподнес мальчишка, загоравший на дощатых мостках купальни.

— Дядь, дай червяка, — попросил веснушчатый тамбовчанин. — Окуня поймаю!

Заинтригованный, я извлек из коробки червя похудосочнее (добывать их было ох как непросто в здешней песчаной почве!) и протянул мальчишке. Он привязал к пальцу метровый обрывок лески, к нему — крючок, на крючок насадил наживку и опустил свою снасть в щель между досками. Через несколько секунд на мостках трепыхался красноперый красавец-окунь, а за ним и второй был извлечен из-под настила.

Я прилег на теплые доски и заглянул в «замочную скважину». Боже ж ты мой! В зеленоватом полумраке прямо подо мной стояла стая окуней. Купальня редко пустовала. Дачники плескались и гомонили здесь с утра до вечера, а иной раз целый взвод солдат в синих казенных трусах сигал с мостков так, что река едва не выходила из берегов. Окуни же сочли, что находиться среди шума и гама им вполне безопасно. Вот и отказывай полосатым после этого в сообразительности!

Я провел у «смотровой щели» несколько часов этого и следующего дня, наблюдая, будто в аквариуме, за потаенной жизнью окуневой стаи. В ней явно царила строгая иерархия, тон во всем задавали крупные особи, а те, что помельче, были как бы на подхвате, на вторых ролях. Именно крупняк первым подходил к наживке. Секунду-другую, будто раздумывая, окунь раздувал жабры, а потом следовал бросок, и червяк оказывался в усеянной мелкими зубами пасти. Потеряв двух-трех товарищей, стая почему-то утрачивала интерес к червяку. Мелкие окуньки подплывали поближе, рассматривали наживку, даже пытались пробовать червя на зуб, но тут же выплевывали. Однако стоило подергать червяка за леску, пошевелить его, как кто-то из полосатых разбойников не выдерживал и бросался вдогонку.

Впоследствии я не раз убеждался, что причиной скромных результатов при охоте на окуня зачастую является именно однообразие приемов, отсутствие фантазии у рыболова. «Если окунь клюет, то уж на что угодно, хоть на голый крючок, а если нет, то и связываться с ним нечего», — рассуждают многие. Мнение это несправедливо. В самые, казалось бы, бесклевые дни, в глухой зимний сезон мне удавалось уходить с водоема с хорошим уловом. Четыре, пять кило трофеев были наградой за готовность потратить окуневым капризам. Правда, водоем был мне хорошо известен: на разведку троп, стоянок рыбы, изучение повадок ушло три сезона! Я научился находить окуня подо льдом, выработал целесообразную тактику ловли — именно для Кравцова озера, где окунь, наряду с красноперкой и карасем, составлял подавляющую часть рыбьего поголовья.

Избалованные хорошим карасиным, сазаньим клевом ставропольские рыболовы пытаются и окуня ловить в той же манере — неспешной, предполагающей многочасовое сидение у лунок. Сверлят их по три-четыре рядом, ставят стационарные поплавочные удочки, наживленные червем, и ждут, когда окуни повиснут на крючках. Подойдет стая — удача, а нет — будут рыбачки грешить на северный ветер, перепады давления, некрашеную леску — на что угодно, только не на свою леность и нерасторопность. Окуня же на льду не ждут в гости, его активно ищут, пробуривая не один десяток лунок, натирая мозоли, стаптывая валенки. Зимнее ужение окуней — увлекательный, динамичный спорт. Не случайно любительские снасти опытных удильщиков, охочих до окуня, сегодня практически ничем не отличаются от снастей, которыми пользуются спортсмены, участники международных соревнований по подледному лову. Во время таких состязаний именно окунь и ерш составляют главную долю в уловах.

Удильник окуневой мормышечной удочки должен быть изящным, целиком умещаться в ладони, а хлыстик с кивком — как бы продолжать кисть руки. Такой удочке не место на льду, на подставке, она вся в движении, постоянно наготове к подсечке. Сама мормышка — во многом дело личного опыта и вкуса. Я при ужении окуня предпочитаю вольфрамовую дробинку с крючком не мелким, но и не крупным — чтобы удобно было насаживать рубинового мотыля. Вольфрам не тускнеет, к тому же он тяжелее свинца, а идеальная мормышка, как известно, должна отвечать требованию: наибольший вес при наименьшем объеме. В кустарных условиях изготовить такую мормышку непросто: металл крайне твердый, плохо поддающийся обработке, а отверстие под леску и вовсе не пробить без специального оборудования. «Вольфрам» время от времени появляется в Москве на Птичьем рынке. Его тут же расхватывают знатоки, несмотря на солидную цену. Лишившись однажды за один сезон четырех драгоценных мормышек, я очень сокрушался, что вовремя не подсуетился, не сделал запас. Мормышкам инфляция не грозит, как и царским серебряным рублям! А пополнять арсенал с каждым годом становится все труднее.

Леску, если вы пришли к выводу, что на окуня это отрицательного впечатления не производит, лучше поставить потолще — 0,15 мм. Поверьте, будут азартные подсечки, зацепы за лед, мормышку может схватить матерый окунь-горбач, и на все эти случаи лучше подстраховаться. Сторожок-кивок из полимерной пленки на удочку мы поставим не слишком хлипкий, по весу мормышки, чтобы он был способен придавать ей резкие колебания, но в то же время чутко регистрировал поклевку. Основной запас мотыля — в деревянной, пенопластовой коробке, в кармане куртки. Отдельно — в мотыльнице, на бельевой резинке, спрятанной в рукаве. Ледобур, запасные снасти, ложка-шумовка, рыбацкий сундучок с чаем в термосе и бутербродами — все на месте. Можно отправляться на водоем.

Наивно думать, что на том пятачке, где в прошлые выходные повезло напасть на окуня, он будет преданно ждать вас целую неделю. Даже если место исключительно удобно для стоянки хищника (коряга на дне, затопленный кустарник, яма), оно не обязательно в этот момент будет обитаемо. Окунь — большой непоседа, даже в глухую пору аппетит заставляет его перемещаться по водоему, гулять своими излюбленными тропами.

Не спешите усаживаться на сундучок, сначала необходимо провести разведку боем. Мысленно наметив для себя район лова и направление, в котором вы будете продвигаться (лучше, чтобы ветер дул в спину), бурят последовательно несколько лунок на расстоянии 15-20 м друг от друга. Каждая лунка облавливается на разных горизонтах. Окунь может брать у дна, вполводы, редко, но случается, что атакует мормышку прямо из-подо льда. В пору, когда лед еще тонок, не засыпан снегом и толща воды вся пронизана светом так, что видно дно, можно попросту заглянуть в лунку, составив ладони козырьком: не видать ли окуней? Такое подглядывание иной раз помогает сэкономить драгоценное время. Если снасть уже достаточно освоена, бывает полезно в 20 — 30 см от мормышки на коротком поводке привязать крючок и наживить его мотылем. Зачастую именно этот дополнительный элемент соблазняет окуня.

Две-три поклевки в лунке еще ни о чем не говорят. Скорее всего случайный окунь набрел на ваши крючки. Высиживать и выдразнивать дальше не имеет смысла. Вам нужна стая, а не отдельные, пусть даже выдающиеся ее представители. Семь-девять окуней подряд из одной лунки — верный признак, что «снаряд» угодил в гущу «противника», пристрелку можно считать законченной. Эта лунка и будет базовой, пристанищем на несколько часов короткого зимнего дня. Сундучок можно установить попрочнее, соорудить укрытие от ветра.

Но вот «клевая» лунка вдруг перестала «работать». В чем дело? Отчего расстроилась ловля? Вспомним окуней, придирчиво разглядывавших червяка под мостками на реке Дне. Нет, стая не ушла. Просто однообразная игра мормышки слегка наскучила окуням, они ждут какой-нибудь новый номер «программы». Что ж, достанем из сундучка точно такую же удочку, но не с блестящей, а с темной мормышкой. Опускаем... поклевка! Очередной окунь «рукоплещет» хвостом на льду изобретательности рыболова. Для разнообразия можно отложить в сторону удочки и немного поблеснить. Даже если окуни не бросятся за блесной, все равно они будут привлечены ее игрой к лунке. Зрелище поможет задержать стаю подольше в зоне лова.

Когда уже никакие ухищрения не помогают, лучше всего дать лунке «отдохнуть». В свежей, пробуренной слева, справа, спереди от основной, клев, как правило, возобновляется. Восемь, много — десять лунок от базовой — этого вполне достаточно, чтобы облавливать их поочередно в продолжение всей рыбалки. Рекордный мой результат на Кравцовом озере — 81 окунь из двух лунок. Клев продолжался весь световой день с короткими перерывами. Но чтобы найти удачное место, потребовалось немало времени и усилий, полтора десятка «пустых» лунок было пробурено в толстом льду.

Иногда случается, что и в базовой, и в соседних лунках клев прекращается совершенно. «Как отрезало», — говорят рыболовы. Это может означать лишь одно — стая все-таки снялась и покинула район лова. Как ни грустно, но обжитый лагерь на льду придется покинуть, снова проводить разведку или сматывать снасти.

Тактика эта, конечно, не может считаться идеальной: сколько водоемов, столько и правил игры. Но на замкнутых акваториях озер, прудов, водохранилищ она меня никогда не подводила.

На реке, да еще с быстрым течением, которую лишь слегка прихватило льдом, действовать придется уже по-иному, сообразуясь с обстоятельствами. Здесь окунь или отстаивается в небольших бочажках, заводях, или барражирует вдоль берегов.

Пронесется стая, одарит великолепным клевом, пообрывает мормышки и лески — и поминай, как звали! От лунок, где улыбнулась удача, окунь может отойти и вверх, и вниз по течению, порой на значительное расстояние. В прудах и озерах клев окуня все же гораздо предсказуемее, поиск его легче, следовательно, и рыбалка добычливее.

Хотя фактору погоды при ловле окуня и не следует придавать фатального значения, не учитывать его нельзя. Зимой лучшие дни клева выпадают на оттепели, когда температура поднимается до нуля, а то и до плюсовых значений. Они, оттепели, сулят грядущую весну и действуют на окуня как хмельная бражка — бахвальства ради он готов броситься на голый крючок. В сильные морозы, а особенно когда погода начинает «ломаться», клев заметно хуже. Самый активный клев — в пору весеннего и осеннего жора, начала ледостава и распаления льда. По последнему льду блесна может даже оказаться уловистее мормышки — разбойный инстинкт окуня дает о себе знать все сильнее.

Окуневые блесны несколько отличаются от щучьих, прежде всего своими размерами. Блесенки бывают совсем миниатюрными, некоторые даже можно причислить к мормышкам. Но блесна крепится к леске вертикально, а мормышка — под углом 135 градусов. Мормышке придают колебательные движения с небольшой амплитудой. Блесной играют совсем иначе: короткий взмах хлыстиком удильника, пауза 5-10 секунд, снова взмах. Удар окуня обычно следует, когда блесенка, совершив в толще воды замысловатый пируэт, тормозит, то есть поклевка приходится на паузу. Крючки окуневой блесны — одинарные, впаянные в латунную заготовку. Но, по моим наблюдениям, окуня больше привлекает блесна, придуманная, как мне говорили, финнами. К ней на двух-трех звеньях плетеной из нихромовой проволоки цепочки крепится небольшой тройник. Эта приманка более подвижна при игре, движение ее разнообразнее. Именно на такую блесну мне удавалось ловить самых крупных окуней.

Но удочка для блеснения — это все же запасная снасть, рассчитанная на хороший клев. Блеснят окуня и летом, с лодки. Однако в эту пору всегда есть возможность разжиться мальком. Другого для охоты за хищной рыбой по открытой воде и не надо!

Знал я один славный пруд, богатый плотвой, щукой и окунем... Уже с середины рабочей недели начинали вызревать планы предстоящей поездки. К пятнице бензобак мотоцикла бывал уже залит горючим, снасти, резиновая лодка уложены в коляску, а сердце, предвкушая встречу с окунями, начинало стучать в каком-то особом ритме. Рабочее время — работе, но живет рыболов и дышит полной грудью только на рыбалке!

Когда над отутюженной безветрием поверхностью пруда еще курился утренний туман, и лишь кое-где пробегала легкая рябь, раздавались вдруг первые сигналы атаки — шлепки, удары по воде. Окуни шли в наступление по всему фронту, врываясь в стаи малька и учиняя там форменный разбой. Охотились они вполне согласованно, обкладывая мальков и заставляя их сбиваться в кучу, выпрыгивать из воды. Стоило подбросить наживку в эту бучу, как леска натягивалась, хлыстик удилища гнулся к воде, и руке передавались толчки засекшейся на крючке рыбы. Даже помятый, не без труда извлеченный из окуневой пасти живец (скорее уже мертвец) снова шел в дело. Неистовые чревоугодники хватали и половину рыбешки, и даже просто кусочек с плавником. Это был жор, майская окуневая вакханалия! Однако стоило солнцу приподняться над горизонтом, клев прекращался внезапно, будто боевые трубы окуневых легионов сыграли отбой.

Разведать жирующую стаю летом большого труда не составляет — окуни выдают себя сами, гоняя мальков. Сложнее бывает, когда прыти у неутомимых охотников поубавится, и они перестают обнаруживать свое присутствие. Любопытный способ летней разведки упоминается в литературе. Саратовский рыболов Ю.Юсупов советует оснащать первого пойманного окуня... поплавком. Рыбешке прокалывают спину у плавника, крепят на отрезке лески небольшой поплавок и пускают на волю. Окунь рано или поздно прибьется к стае и обозначит буйком место ее стоянки. Метод несколько жестокий и коварный, но ведь и самому окуню во время охоты чужды сантименты.

Жадность окуня, как и щучья, среди рыболовов общеизвестна. Самому доводилось наблюдать, как пойманный и посаженный в садок полосатый разбойник продолжал охотиться — напал на пескаря, немногим меньше себя размерами. Сорвавшись с крючка, окунь нередко снова атакует наживку, будто не помня причиненной боли. Случалось зимним удильщикам вытягивать из лунок матерых горбачей, чьи челюсти, как медалями, были увешаны оборванными мормышками.

Окунь, еще раз заострю на этом внимание, не из самых пугливых рыб. Скорее наоборот — шум, возня, любое шевеление на дне и в воде вызывают его любопытство. Технический гений рыболовов учитывает это обстоятельство, дело дошло уже до создания «подводных окуневых аквариумов». Изобретение это представляет из себя герметически закупоренную банку, в которую помещены мелкие рыбешки. Банка подсвечена изнутри лампочкой от электрического фонарика, а ток подается по проводам от карманной батарейки. Все сооружение на шнуре опущено на дно. По мысли автора все это должно напоминать освещенную витрину гастронома, у которой толпятся, пуская слюнки, но не имея возможности попробовать выставленные деликатесы, едоки. Возможно, такая приманка эффективна (сам ее никогда не испытывал). Но вряд ли «аквариум» обязательно должен быть в арсенале рыболова-спортсмена, он скорее полезен для проведения ихтиологических опытов.

Крупный окунь-горбач, обитатель бучил, мрачных глубин, стал редок в последние годы. Мелкий же и средний, пристанище которым дают подводные заросли (он так и называется — травянник), не у всякой хозяйки вызывает энтузиазм. Перечистить гору мелочи с мелкой и жесткой чешуей — на это не у всякого достанет терпения. Но есть один простой кулинарный рецепт, которому меня научили в Черноземье. Мелкого окуня без всякой чистки присаливают и дают вылежаться два часа, затем выкладывают на противень, посыпанный крупной солью, и минут на 20 ставят в духовку. Печеный окунь «щелкается», как семечки. Семья, поверьте, будет вам благодарна за такой рыбный день.

Классики рыболовной литературы, в частности Аксаков, считали ловлю окуней занятием однообразным и утомительным. Но современный удильщик, не столь избалованный разнорыбьем, как рыболовы прошлого века, может быть благодарен природе, создавшей это полосатое чудо — «простого русского окунька».

Блесна 1021
11 грн.

Блесна 1021 9 шт.

Блесна 11413
11 грн.

Блесна 11413 2 шт.

Воблер 1045
15 грн.

Воблер 1045 7 шт.

Блесна 11613
11 грн.

Блесна 11613 2 шт.

Воблер 1116
13 грн.

Воблер 1116 3 шт.

Воблер 1101
12 грн.

Воблер 1101 19 шт.

Блесна 11551
11 грн.

Блесна 11551 2 шт.

Блесна 11511
11 грн.

Блесна 11511 2 шт.

Блесна 11521
11 грн.

Блесна 11521 2 шт.

Наверх